Дважды в одну реку: почему заёмщики берут кредиты в долларах

Митинг заемщиков возле Центробанка
  На чтение этой публикации уйдёт не более 8 мин

Митинг заемщиков возле Центробанка

Почему прошлый кризис не научил заемщиков брать кредиты в рублях и удастся ли им переложить свои долги на банки. На этот и другие вопросы отвечает в своём репортаже «Русская Планета».

«Да, наши требования незаконны, но разве все, что делает государство, законно? И если государство помогает банкам — за наш счет, кстати, — то почему они не могут помочь нам?», — Михаил Волин пришел на митинг, который проходил в пятницу, 12 декабря, в сквере у Центрального банка, потому что еще летом он выплачивал за ипотеку 40% своего ежемесячного дохода, а сейчас — 75%. Пока он погашает все платежи вовремя, правда, для этого ему пришлось взять вечернюю работу, а пару недель назад начать работать и по выходным.

Стоящий рядом с ним Евгений Ивлев уже стал должником: «В этом месяце я смог заплатить только половину взноса, потому что если бы я отдал банку полную сумму, то моей семье элементарно было бы нечего есть. Банк уже выписал мне штраф». На митинге немало людей, чей семейный бюджет не выдержал взлета доллара по отношению к рублю на 74% с начала года.

Митинг на Неглинной улице собрал примерно 200 человек, когда-то взявших валютную ипотеку в «ДельтаКредите», ОТП-Банке, «Восточном экспрессе», «Абсолюте», «Уралсибе», ВТБ24, СМП и других. Всего же по стране «валютных ипотечников», как они сами себя называют, около 3,3% — такие цифры озвучили в Агентстве по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК). По мнению чиновников, это не так уж и много, чтобы реагировать на их требования, среди которых — заморозить на время кризиса все выплаты, дать возможность погашать кредит по льготному курсу или даже объявить валютную ситуацию форс-мажором и простить все долги.

Михаил Волин держит в руках небольшой самодельный плакат: «РФ списала $865 миллионов Узбекистану. А мы, твои граждане страна?» (пунктуация сохранена. — РП). Он подсчитал: «20 тысяч семей заемщиков из России могли бы на эти деньги решить свои проблемы, получив от государства помощь по $40 тысяч». Любой экономист посмеется над такой арифметикой, но собравшимся в сквере людям не до смеха. Все они взяли ипотеку еще до предыдущего кризиса: кто-то в 2006-м или 2007-м, а кто-то накануне обвала — летом 2008-го. Так что нынешний кризис для них уже второй. Как и в прошлый раз, банк готов рефинансировать кредит. Как и в прошлый раз, заемщики отказываются. Фиксировать долг по текущему курсу они не согласны и требуют пересчета — например, по летним котировкам. «У нас есть несколько клиентов, которые настаивают на реструктуризации даже по курсу пятилетней давности, — рассказали РП в пресс-службе ОТП-банка. — Естественно, данные условия для банка неприемлемы». Не соглашаются банкиры и на менее экстремальные варианты.

«Предложить клиентам пересчет по курсу доллара трехмесячной давности мы не можем, — говорит РП старший вице-президент, директор департамента ипотечного кредитования банка ВТБ24 Андрей Осипов. — Но банк (помимо рефинансирования по текущему курсу. — РП) также готов предложить индивидуальное снижение ставки с увеличением срока кредита, чтобы сократить размер ежемесячного платежа в полтора раза, что полностью покрывает увеличение рублевых расходов на платеж, связанных с ростом курса доллара». Стоящие на Неглинной улице люди такой вариант также отвергают. На вопрос, почему они не рефинансировали кредит еще в 2009-м, отвечают: и тогда, и теперь условия были одинаково неподъемными.

Можно было бы сказать, что митингующие сами виноваты. Погнались в свое время за дешевизной: курс доллара снижался с каждым годом, позволяя неплохо экономить. Ведь правило «Бери кредит в той валюте, в которой получаешь доход» было известно и в начале 2000-х, хоть и не пользовалось популярностью. До кризиса казалось, что снижение доллара будет происходить и дальше. Но был еще один момент, который не позволяет возложить всю вину полностью на валютных ипотечников. Многие из них не могли себе позволить взять ипотеку в рублях.

«Мы не проходили по доходам, — говорит Юлия Кимбол, взявшая ипотеку в «ДельтаКредите». – Банк отказался мне выдать ипотеку в рублях, потому что у меня маленький доход, а вот ипотеку в долларах он предоставить мог». Разница в кредитных ставках была такова, что многие заемщики и сами понимали: ежемесячные платежи они не потянут. Например, Михаил Волин, взявший ипотеку также в «ДельтаКредите», мог выбирать: 18% по кредиту в рублях или 9% в долларах. С годами рублевые ставки снизились, но все равно продолжают оставаться высокими. «Я хотел этим летом переложиться в рубли, — говорит один из митингующих, клиент банка ВТБ24. — Но оказалось, что мой платеж увеличится на 7 тысяч рублей в месяц. Тогда мне показалось, что это слишком».

Поэтому не удивительно, что среди митингующих оказались и директор департамента одной из «дочек» иностранного банка, и менеджер одного из кредитных бюро, и финансовый журналист — люди, которых трудно обвинить в финансовой неграмотности. Все они попросили не называть их имен. Показательный пример: в том же ВТБ24 валютная ипотека есть у 80 сотрудников, и пятерым из них действительно стало сложно обслуживать кредит, говорит Андрей Осипов. Однако все, что может сделать банк, — это предложить им рефинансирование на общих условиях.

«Я уже дважды подавал заявление на рефинансирование в ВТБ24, первый раз — в конце октября, причем я заложил к тому курсу еще 10% роста, — говорит участник митинга Владимир Шикин. — Но пока заявление рассматривали, курс доллара вырос так, что мне стало не хватать одобренной суммы». В начале декабря Владимир подал заявление в третий раз. Накануне митинга ему пришла SMS, что сумма одобрена. Но Владимир видит: ее опять не хватает. Одна из клиенток «ДельтаКредита» оказалась в такой же ситуации: «И при этом каждый раз мне надо платить комиссию за рассмотрение заявления, а это больше 2 тысяч рублей».

Просрочки по кредитам растут, и вот уже на днях на сайте YouTube появляется видеоролик с рекомендацией, как правильно составить заявление в банк с требованием остановить обслуживание кредита. Основная мысль: ЦБ нарушил Конституцию, в статье 75 которой записано, что «защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального Банка Российской Федерации». Это является «обстоятельствами непреодолимой силы» и позволяет прекратить выплаты, уверены авторы ролика. Однако старший юрист юридической компании «Некторов, Савельев и партнеры» Анастасия Савельева уверена: нести в банк такое заявление не имеет смысла. В интервью РП она рассказала, что хотя в 1998–2000 годах в российских судах и были иски, касающиеся пересмотра валютных контрактов, но лишь в единичных случаях суд признавал изменение курса форс-мажором. «Доминирующей (в судах. — РП) является позиция, указывающая на то, что изменение валютного курса — это коммерческий риск, так как курс подвержен изменению, о чем стороны знали при заключении договора, — говорит Анастасия Савельева. — Определяя цену договора в иностранной валюте, субъект принимает на себя возможный риск неблагоприятного изменения курса, который не является постоянной величиной, а подвержен колебаниям в зависимости от различных факторов».

Это объяснение вполне подходит под описание финансового кризиса, который случился в 2008 году, но не подходит под текущую ситуацию, уверен Владимир Шикин. «Мы столкнулись с ситуацией, которой раньше в России не было, а именно с санкциями, что вызвали обвал рубля, — говорит он РП. — Господин президент Российской Федерации Владимир Путин в своем обращении 4 декабря сказал, что курс рубля абсолютно спекулятивен и не имеет отношения к рыночным показателям. Он не говорил про нефть, зато говорил про спекуляции и про санкции в отношении России. Есть масса заявлений других официальных лиц о влиянии санкций на экономику России. И это важно для нас. Понимаете, финансовый кризис не может рассматриваться как форс-мажор, а санкции — могут. Заемщик в момент подписания договора не мог предугадать, что будут санкции. Как и война, например. Это типичный форс-мажор, обстоятельства непреодолимой силы. И мировая практика в таких случаях возлагает солидарную ответственность на обе стороны, то есть на заемщика и кредитора».

Постояв два часа в сквере на Неглинной, валютные ипотечники понесли коллективное письмо в Банк России. Они требуют, чтобы банки и финансовые власти разделили ответственность за валютную ловушку и провели рефинансирование на приемлемых для заемщиков условиях. «Люди здесь отчаялись, и не надо их доводить, — говорит Михаил Волин. — У нас же были подобные прецеденты, например, в 17 году — тогда государство тоже бросило своих людей».

Митингующие из числа финансистов настроены конструктивнее и вспоминают недавний опыт Венгрии. В середине 2000-х годов эта страна оказалась полностью закредитована в швейцарском франке, поэтому случившийся во время глобального кризиса обвал венгерского форинта сделал злостными должниками примерно 25% заемщиков. Премьер-министр страны Виктор Орбан пошел на откровенно популистские меры и заставляет банки фиксировать валютный курс по докризисному уровню, на момент заключения договора. По предварительным оценкам, банковская система Венгрии может потерять около $4 млрд. Но в России, напомним, валютных ипотечников лишь 2% от числа всех держателей ипотечного кредита. Стоит ли власти тратить на них свой популистский ресурс?

Смотрите другие выпуски в рубрике "События"
Свежие публикации
История армейского капитана Золотарёва, рассказавшего стране о коррупции
Семью офицера угрожают сжечь за отказ участвовать в коррупционных схемах
На окраине мира, или в каком космосе живет Владимир Путин?
HashFlare
HashFlare
 Комментарии читателей
HashFlare
Яндекс.Метрика
© 2012-2018, Глазами офицера  ·  2011-2018, WPcore - разработка и обслуживание сайтов  ·  2011-2018, Coopertino - хостинг на SSD, домены и серверыНаверх