О старой притче про пастуха и волка, или чем обернулась военная реформа Сердюкова

Офицеры - слушатели Военного университета на экскурсии в Таманской дивизии

Сердце порадовала статья «Мины Сердюкова продолжают взрываться», на которую наткнулся сегодня. Её автор, Сергей Ищенко, между прочим капитан 1-го ранга в запасе, высказывает мнение о том, что кадровый погром военных «реформ», начатых в 2007-2008 годах при бывшем министре обороны Анатолии Сердюкове, будет ещё долго отражаться эхом на боеспособности нашей армии. Потому что привела она к кадрово-управленческому дефолту в рядах Вооруженных сил.

Почему статья порадовала меня, об этом я напишу ниже.

Всё написанное в статье Сергея Ищенко — чистейшая правда. Министерство обороны сегодня тщетно пытается вернуть на военную службу молодых офицеров, выгнанных взашей из армейских рядов по организационно-штатным мероприятиям в период так называемой «сердюковской реформы» Вооруженных сил, когда одни пополняли списки «Форбс», покупали 15-комнатные квартиры, килограммы бриллиантов и  новые яхты, а другие, которые ничем не хуже, не считались за людей.

Напомню читателю: в 2008 году, спустя год после назначения на должность министра обороны Российской Федерации скандально известного по делу о хищениях в «Оборонсервисе» Анатолия Сердюкова, в России под его руководством начался первый этап так называемой «военной реформы», которая проводится и сейчас. Основной задачей первого этапа реформы должна была стать оптимизация численности армии, а точнее оптимизация численности, управления и реформа военного образования. И под чутким руководством гражданина и «опытного менеджера» первый этап реформы прошёл вполне «успешно»: сократили офицеров, закрыли военные училища и университеты, едва не развалили отечественный ВПК, получив вдобавок многомиллиардные убытки и долги.

Кадровый голод в полках и бригадах начинает отражаться эхом. Он самом деле очень велик, настолько, что Вы представить себе не можете!

Точные сведения на этот счет, видимо, не для открытого оглашения. Но я приведу пример с цифрами. Полгода назад, будучи в военном комиссариате, где стою на учёте, я имел возможность ознакомиться с разнарядкой. Тогда в руки мне попал внушительный список, толщиной около 70-80 листов, на каждой странице которых мелким шрифтом были перечислены вакантные офицерские должности, которые следовало укомплектовать. В некоторые воинские формирования на равнозначные должности требовалось от двух до пяти офицеров!

В тот список вакансий вошли примерно 5000 должностей (∼70-80 листов по 2 страницы, по ∼30-40 должностей на страницу). И это по одному только военному округу. Но я могу ошибаться и цифры могут быть куда больше.

И то, что в армейские ряды местную молодежь сейчас пытаются заманить, обещая золотые горы, как некогда на ударные комсомольские стройки — это тоже чистейшая правда. В местных городских газетах маленьких городков, где нет работы, на сайтах и в соответствующих группах социальных сетей — везде полно объявлений и публикаций, рекламирующих военную службу по контракту, и где люди дискутируют на тему, стоит ли ехать служить, например, в Чечню или в Абхазию, за 40-45 тысяч рублей.

Для себя в военкомате я тогда выбрал около десяти должностей, подходящих по званию и ВУС, и которые впоследствии пытался «отработать» — искал телефоны и адреса, созванивался, договаривался о встречах и ездил на беседы, пробуя вернуться на военную службу.

Но толку от всех объявлений в прессе, как и от моих поездок, похоже, оказалось немного. Поэтому представители военных округов вынуждены колесить по всей стране, набирая рекрутов. Требования, которые предъявляются к кандидатам, честно скажу — заоблачные, разве что знание английского языка пока не нужно. Ну что же, удачи!

Честь имею!

Табуреткой под зад военным: как всё начиналось

15 февраля 2007 года около 10:00 утра состоялось плановое заседание коллегии Минобороны, на котором министр обороны Сергей Иванов вместе с руководящим составом ведомства отчитался по проделанной работе и поставил задачи на будущее. Однако уже в 16:00 заместителям министра, главнокомандующим видами вооружённых сил и командующим родами войск, начальникам служб главных и центральных управлений Минобороны и Генштаба поступил приказ — собраться вновь. Первые предположения, о том, что речь пойдёт о кадровых перестановках в руководстве ведомства, появились почти сразу, поскольку на повторно собранную коллегию Минобороны планировал прибыть Владимир Путин – в прошлый раз такая суматоха наблюдалась в марте 2001 года, когда главой военного ведомства вместо маршала Игоря Сергеева был назначен Сергей Иванов.

Ряд высокопоставленных военных, вопреки традициям, начали заранее поздравлять начальника Генштаба Юрия Балуевского с назначением на пост министра – именно его, кадрового офицера в звании генерала армии, считали главным кандидатом на это место. Но за пятнадцать минут до начала второго за день заседания коллегии в кулуарах прозвучала новая для военного уха фамилия – Сердюков. Она стала роковой для многих в тот день.

С чисткой армии Сердюков переплюнул самого Сталина. В первую очередь он убрал тех генералов, которые управляли серьезными финансовыми потоками, ведали закупками вооружения и распоряжались наиболее привлекательными объектами недвижимости и земельными площадями. Они были чужими, и по логике Сердюкова должны были уступить места членам его собственной команды. И здесь ценилась личная преданность.

Несколько примеров. Начальником вновь сформированного Главного управления капитального строительства стал близкий к Сердюкову Леонид Сорокко, всего лишь за год до этого бывший гендиректором строительной фирмы в Санкт-Петербурге, а затем призванный в советники министра. Начальником Главного управления обустройства войск МО РФ был назначен еще один земляк и выдвиженец министра — Олег Коваль, до прихода в систему Минобороны работавший в городе на Неве коммерческим директором строительной фирмы.

Структура Вооружённых сил перекраивалась ради того, чтобы ставить на должности «своих» людей. Была ликвидирована должность начальника войск связи Вооруженных сил, и уже в ноябре 2007 года была учреждена совершенно новая для российского военного ведомства должность — заместителя министра обороны, отвечающего за развитие автоматизированных систем управления, информационных технологий и связи. Её занял Дмитрий Чушкин, который до этого никакого отношения к армии не имел, зато работал вместе с Сердюковым в министерстве по налогам и сборам.


Досье: Анатолий Сердюков. Окончил Ленинградский институт советской торговли в 1984 году и юридический факультет Санкт-Петербургского госуниверситета в 2001 году.

> С 1984 по 1985 год служил в Советской Армии.
> С 1985 по 1991 — заместитель заведующего секцией, заведующий секцией магазина №3 Ленмебельторга.
> С 1991 по 1993 — заместитель директора по коммерческой работе Ленмебельторга.
> С 1993 по 1993 — заместитель директора АО «Мебель-Маркет» (Санкт-Петербург).
> С 1993 по 1995 — директор по маркетингу АО «Мебель-Маркет».
> С 1995 по 2000 — генеральный директор АО «Мебель-Маркет».
> С октября 2000 года Анатолий Сердюков работал в налоговых органах. В июне 2001 года был назначен заместителем руководителя управления министерства по налогам и сборам России по Санкт-Петербургу, а в ноябре 2003 года возглавил управление МНС по Санкт-Петербургу.
> С марта 2004 года исполнял обязанности министра РФ по налогам и сборам, а 27 июля 2004 года года был назначен руководителем Федеральной налоговой службы.
> 15 февраля 2007 года был назначен министром обороны.


Армия с сердюковских высот рассматривалась не как государственный институт безопасности, а как объект финансового управления. Причём не очень успешный. А как иначе мог руководить оборонным ведомством страны бывший мебельщик?

Общая внешняя и внутренняя кредиторская задолженность предприятий ОАО «Оборонсервис» к моменту ухода Анатолия Сердюкова с поста министра обороны составила десятки миллиардов рублей, в том числе задолженность перед контрагентами — 97,6 миллиардов рублей, а задолженность по зарплате — 1,4 миллиарда. Накопленный убыток за услуги ЖКХ превысил 40 миллиардов рублей.

С самого начала вышеназванной военной реформы ни по одному из её пунктов инициаторами не были предложены какие-то серьезные научные обоснования. Об уровне аргументации министра и его команды может говорит хотя бы такой факт: когда Генеральный штаб представил расчеты в обоснование возможного сокращения центрального аппарата на 20%, Сердюков тут же исправил эту цифру на 40%. С ходу, взмахом руки! А чего раздумывать, если выше тебя — только Путин?

Всего за пару лет после назначения на должность министра обороны Анатолия Сердюкова на ключевые должности расставили «своих» людей и избавились от неугодных. Беспредел, который творился в Вооружённых силах, был настолько велик, что жизнь кончали самоубийством даже генералы.

По данным следствия, сотрудники Минобороны, возглавляемые Сердюковым, выбирали из имущественного комплекса министерства наиболее ликвидные и престижные объекты, участки и акции, в том числе и в Москве. Затем, как правило, в эту недвижимость вкладывались огромные бюджетные средства, после чего имущество продавалось по существенно заниженным ценам аффилированным с «Оборонсервисом» коммерческим структурам. Многие объекты недвижимости покупались за счёт денег, похищенных у самого же «Оборонсервиса».

Суть преступных реформаторских нововведений Сердюкова видели и ощущали на себе не только офицеры и генералы на местах. К примеру, его планам по закупке вооружения и боевой техники в странах НАТО не давали сбыться люди в высших эшелонах власти. Дошло до того, что в 2009 году 58 депутатов Государственной думы обратились с открытым письмом к президенту России с требованием отстранить Сердюкова от должности министра обороны! И что, убрал он реформатора? Нет. Это случилось лишь в 2012 году, когда скандал с многомиллиардными хищениями в «Оборонсервисе» получил чрезмерную огласку общественности.

Лично мне памятны известны истории, которые служат яркими примерами сердюковской эпохи Вооружённых сил.

Весной 2008 года на территории Военного университета что на Маяковке возвели металлический забор — прямо между учебными корпусами, разделив территорию на части. Офицеры — преподаватели сообщили нам, что огороженная часть зданий, принадлежащих Военному университету МО РФ, отныне продана. Каким образом ведомственные здания, кем и кому были проданы, и законна ли вообще эта сделка, никто не знал. Ведь это Садовое кольцо — самый центр Москвы, цена вопроса слишком высока. Слухов было много.

Вторая история — краткая, о том, как был закрыт мой военный вуз, и о том, как его едва не продали подручные, преданные Сердюкову. Я упомянул это в публикации «Кто украл 150 квартир, предназначенных военным»:

Кто украл 150 квартир, предназначенных военным?

Военные образовательные учреждения закрывались, а принадлежавшие им здания одно за другим в срочном порядке распродавались.  И параллельно с сокращением численности военнослужащих проводился развал отечественного военно-промышленного комплекса. В прямом смысле этого слова.

Но немного не успел Сердюков с этой частью «реформы» — попал на тюремные нары, и военный городок в Царском селе пока стоит на прежнем месте. Ничего не вышло у него и с Кронштадтским военным научно-учебным центром ВМФ, как впрочем, и у Валентины Матвиенко с сынулей — следствие по Сердюкову и Васильевой помешало. Но нары — нарами, а оба с миллионами украденных денег уже на свободе.

Недаром же Владимир Путин в 2013 году призвал нового министра обороны Сергея Шойгу совершенствовать армию «без постоянных шараханий, без бесконечных ревизий ранее принятых решений». Как бы дал понять: не надо ворошить прошлое.

Как очевидец тех событий уверенно скажу: ни при чём здесь «маскировка» и «вежливые люди», а Сердюков с Васильевой далеко не герои нашего времени, как их уже успели окрестить. Сердюковщина — это довольно позорная страница в современной истории российской армии, открытая в 2007 году с назначением на должность министра обороны «директора мебельного магазина», как его называли кадровые офицеры. И эта страница стала последней в моём личном деле молодого и довольно перспективного майора и специалиста.

Фактически точку в моей службе поставил вопрос круговой поруки в руководстве Военного университета. Общежития, которые в том числе были предназначены для офицеров-слушателей, были заняты посторонними жильцами, не имевшими никакого отношения к армии. Руководство университета, наплевав на букву закона, попросту сдавало комнаты по коммерческой стоимости за большие деньги. Эти, повидавшие много чего на своём веку, и не раз закрываемые, общежития обещали снести, но чаще обещаний они просто горели — в 2006 году, а затем в 2008-м. В 2011 году известная в университете проблема с жильём для офицеров обернулась скандалом…

Тернистые пути реформы «профессиональной» армии

Преступные действия военных руководителей благодаря разным «сердюковым» и схожим с ними, оказали влияние на судьбы сотен и даже тысяч офицеров и их семей, вынужденных и сегодня словно звери ютиться в трущобах. На дворе век нанотехнологий, и денег у нас много, как говорит Чубайс, и все военнослужащие обеспечены жильём, но при этом почему-то всего в двух-трёх сотнях километров от столицы офицеры живут в землянках… Да-да, Вы не ослышались, и я не ошибся — живут в оборудованных землянках.

Если так пойдёт и дальше, то недостаток кадров будет лишь увеличиваться, и выездные бригады, ведущие набор рекрутов, окажутся каплей в море. По состоянию на начало 2016 года численность армии России составила около 770 тысяч человек. То есть — практически сколько же, как и три года назад.

Всего за несколько лет первого — «сердюковского» — этапа военной реформы с погонами расстались больше 160 тысяч офицеров и генералов. При увольнении каждому из них положено было выплачивать выходное пособие, размер которого достигал 185 тысяч рублей. По тем временам речь шла о весьма внушительных суммах. И вдруг сокращения в армии приостановили. Кадровики получили указание: увольнять людей лишь добровольно, по личным рапортам. Так называемые организационно-штатные мероприятия, по которым при увольнении полагались денежные компенсации, отложили до лучших времен — в армейской казне не хватало денег на такие выплаты.

Требования к «профессиональной» армии и к военнослужащим росли, но выполнение этих требований не обеспечивалось. Деньги не выделялись. И тогда, как говорится, решили переложить заботы с больной головы на здоровую: чтобы личных рапортов на увольнение стало больше — ведь реформу и сокращения никто не отменял — в армии создали невыносимые для выполнения воинского долга условия.

На кадровых военнослужащих всё чаще стало ложиться бремя содержания и обеспечения подразделений за свой счёт. И расплата за отказ всегда следовала незамедлительно, офицеров и военнослужащих по контракту, которые не обеспечивали проведение ремонтных работы и содержание оборудования и техники за свой счёт, лишали надбавок «за сложность, напряжённость и специальный режим военной службы» (за интенсивность), квартальных премий и единовременных денежных выплат по итогам года.

Вдобавок ко всему увеличили сроки прохождения военной службы в каждом из званий. Но это всё мелочи по сравнению с сокращением количества воинских должностей в подразделениях. Полковничьи и подполковничьи должности в один миг стали майорскими и капитанскими, а майоры перешли служить туда, где ещё вчера несли службу капитаны. Не хочешь, подполковник, занимать капитанскую должность, не нравится такой расклад — пиши рапорт и увольняйся по собственному желанию.

В результате число полковников было сокращено примерно в 5 раз, подполковников — в 4 раза, майоров — в 2,5 раза, капитанов — в 1,8 раза. Из них более половины не выслужили установленных сроков. Наиболее опытное и профессиональное ядро армии — подполковников, майоров и капитанов, ликвидировали. И теперь кадровики колесят по стране, умоляя тех из них, кто не нашел себя на «гражданке», вернуться на службу.

praestes-divider-2015

Совершенно ясно, что сегодня российский офицерский корпус, а с ним и вся страна, пожинает кадровые плоды бездумного в этом отношении правления Анатолия Сердюкова.

Потенциальным кандидатам сулят, конечно, золотые горы, невиданное в российской провинции стабильное жалование, блестящие перспективы. Но знающие толк в службе мужчины, почему-то не строятся в очереди у дверей военкоматов. Почему? Ответ прост: те самые, бездумные сердюковские «реформы» однажды перечеркнули жизни и судьбы десятков тысяч офицеров, чьи карьеры, мечты, надежды и жизненные планы — всё полетело коту под хвост.

Напомнило притчу про пастуха и волка: чтобы люди, обманутые государством, снова поверили Министерству обороны — ох, ребята, это ж как надо Вам теперь постараться.

Не забывай, уважаемый читатель, что помимо военной реформы у нас в стране ещё идут реформы образования, медицины и здравоохранения, которые спустя годы выйдут для нас боком благодаря их организаторам. Честь имею!

UPD, 23.09.2016. Только что звонили из военного комиссариата моего родного города. Мол, так и так, приехали представители Восточного военного округа, проводят беседы с желающими поступить на военную службу, отбирают кандидатов: «Не желаете? Есть два места на Дальнем Востоке…»

praestes

Смотрите другие выпуски в рубрике "Взгляд на события"
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Свежие публикации
О настоящем и будущем «счастливых» россиян
Генерал Суровикин: белая ворона воздушно-космических сил
Уголь по цене ОСАГО, или о том, где искать справедливость
HashFlare
HashFlare
 Комментарии читателей
HashFlare
Яндекс.Метрика
© 2012-2017, Глазами офицера  ·  2011-2017, WPcore - разработка и обслуживание сайтов  ·  2011-2017, Coopertino - хостинг на SSD, домены и серверы Наверх