Военное рабство на добровольных началах


 03.11.2017  07.11.2017   64

Рубрика:

Ватники
212-й ОУЦ

Цикл публикаций «Ватники» посвящён учебному 212-му гвардейскому окружному учебному Венскому орденов Ленина и Кутузова центру подготовки младших специалистов (танковых войск), благодаря которому наша армия по праву может считаться непобедимой.


Солдаты стоят в строю с планшетами

Рабство в современной российской армии — это новшество, которое проникло сюда вместе с реформами последних десяти лет. Задумка, правда, тогда была совершенно другой. И новшество изначально называлось красивым словом «профессионализм». Речь тогда шла об армии, где в основу должна была быть положена военная служба по контракту, а не по призыву. Где всё должно было делаться добровольно. Впрочем, так оно и было десять лет назад, когда я увольнялся в запас. Но ни черта из реформы толкового не получилось.

Получили то, что имеем сейчас — рабство в погонах. Это когда военные люди не имеют права голоса и вынуждены молча сносить все выходки, а порой и простые забавы своего командования и начальства, когда каждое неосторожное слово — не поступок даже — грозит, как говорят у нас в учебном центре, «уничтожением» офицера: «Всё, пора его кончать!»

В последнее время я всё чаще ненароком вспоминаю легендарную «Расстрелять» Александра Покровского и рассказ «Офицера можно»: «И вообще, с офицером можно сделать столько! …Столько с ним можно совершить! Что грудь моя от восторга переполняется, и от этого восторга я просто немею».

Профессиональная армия — это когда тебе ежедневно пеняют на то, что ты ишак, и ты слова не имеешь сказать поперек, потому что скоро конец года и «1010», и ты рискуешь не получить годовую премию. Профессиональная армия — это когда ты на службе с раннего утра и до позднего вечера, и вопрос предоставления отгулов за переработку не поднимается. Это когда тебя отпускают после совещания в 23 часа, ты даже не можешь вспомнить, что же толком говорилось на совещании, потому что последние 4 часа там несли какую-то чушь, переливая из пустого в порожнее, или, как говорят в танковых войсках — катали вату. Профессиональная армия — это когда у тебя есть целых три дня на выполнение точно в срок поставленной задачи: вечер, ночь и утро. Это когда у тебя после бесконечного воскресного построения на плацу остается полдня на все заботы и на отдых.

Я могу много говорить о «профессионализме» в современной армии, поэтому на эту тему обязательно выйдет отдельная публикация. Но сейчас речь о другом.

О любви к Родине и неприязни к армии

Родину любят все военнослужащие. Потому что они здесь родились и выросли. Потому что другого им не дано, да и не положено это другое. В армии вообще положено любить всё, что любит начальство. Если командир сказал, что мы должны любить Родину и армию, значит будем любить. Или делать вид. Но за полгода, которые я прослужил после возвращения из запаса, мне не пришлось наблюдать, чтобы кто-то делал вид, что любит армию, в которой служит. Открою Вам глаза: армию не любит никто. Даже те, кто любит Родину! Неприязнь к службе бросается в глаза уже в первые дни после того, как становишься в строй.

Чтобы ни говорили сейчас в защиту армейского престижа рьяные присмыкатели, снискавшие большие звёзды на погонах и более 20-ти «календарей», статуса военнослужащего, как такового, сегодня нет. Он уничтожен вместе с институтами военных юристов и финансовых служб войсковых частей. Он стёрт из памяти вместе с должностями кадровых офицеров, которые сократили и заменили юными девочками — институтками. Вместе с «пайковыми», вместе с оплатой проезда семей, вместе с командировочными и прочими выплатами.

Если у военнослужащего в обществе нет статуса и он не любит армию, командирам остаётся верить хотя бы в то, что он любит свою специальность. Но как можно любить специальность, если на тебя по нескольку десятков раз в день истошно орут матом, называя тупой обезьяной и скотиной?

Вообще, чем меньше требуется интеллекта для выполнения специальных обязанностей, для службы в армии, тем меньше её любят даже те, кто любит Родину. И меньше всего армию любит пехота — мотострелки, артиллеристы, танкисты. Особенно последние. Это самое днище российской армии. Потому что им постоянно приходится возиться в самом дерьме — в солярке и масле, в грязи и холоде. Это самая низшая каста Вооружённых Сил, называющая себя броневым щитом Родины. Попал сюда — беги не оглядываясь! Но как бежать, если ты подневольный человек? Значит остаётся отбывать срок там, куда тебя закинула судьбина, существуя в ожидании конца контракта и скорой пенсии.

О причинах неприязни к армии

В те времена, когда про коррумпированного министра обороны Анатолия Сердюкова и его любовницу Васильеву ещё никто не слышал и в помине, армия не представляла из себя рабовладельческий строй. Дышалось тогда свободнее. Ведь никто не заставлял офицеров — командиров рот и взводов ежемесячно выкладывать по половине оклада на ремонт казарм и учебно-материальной базы под угрозой «уничтожения» или перевода чёрт-те куда. Да и проблем с обеспечением в армии не было таких, какие существуют сегодня, несмотря сообщения средств массовой информации об успешном завершении реформ.

Вы не представляете себе, сколько людей молча ненавидят современную армию, пребывая у неё в добровольном рабстве!

Вот типичный диалог, который можно встретить сегодня на любом строевом смотре:

— Где Ваши ботинки (куртка, бронезащита), товарищ капитан?

— Не выдали, товарищ полковник, на складе нет размеров.

— Вы что, мало получаете!? Идите и купите!

Идешь, сука, и после строевого смотра в военторге напротив покупаешь себе необходимое. Или заказываешь на Avito. Потому что на самом деле на складе этих ботинок и зимних курток целый вагон, но все они другого размера. Потому что начальнику вещевой службы нет дела до того, какие размеры и в каком количестве нужно заказывать. Он даже не пытается шевелится, и даже напротив, ставит тебе в упрек: «Ну я же пошел и купил себе! Сходи и ты!»

— Товарищи офицеры, нужно скинуться по 500 рублей и купить лампочки в клуб.

— Товарищ подполковник, а почему служба КЭС и тыл не обеспечивают клуб лампочками?

— Их нет на складе!

Вообще, основной посыл современного армейского руководства, который прослеживается в последние годы, таков: «Вам что жалко свои 500, 1000 … 50000 рублей на нужды армии? Вы же офицер, Вы много получаете!» И вместо того, чтобы добиться от вышестоящих штабов снабжения — положенного в соответствии с законами и приказами, этих самых офицеров просто вынуждают тратиться под угрозой расправы, намекая на последствия.

Пять процентов военнослужащих молча ненавидят армию. Оставшиеся 95% открыто признают, что как только дотянут до пенсии, а ещё лучше — до служебного жилья, то сразу же уволятся.

Потому что большинство понимают, что современная армия в нынешнем её виде, уничтожает их интеллект и делает тупицами.

В 1943 году американский психолог Абрахам Маслоу выпустил свою работу, известную как «Пирамида человеческих потребностей Маслоу». В ней учёный распределил потребности по мере их возрастания. Он объяснил такое построение тем, что человек не может испытывать потребности высокого уровня, пока нуждается в более примитивных вещах. В основании — физиология (утоление голода, жажды, сексуальной потребности и т. п.). Постепенно, шаг за шагом человек приходит к потребности в саморазвитии — наивысшей из всех человеческих целей. Всего в системе выделяется семь основных уровней (приоритетов):

Пирамида человеческих ценностей по А. Маслоу

Так вот, современная армейская пехота застряла в самом низу пирамиды Маслоу, едва ли перешагнув её первые две ступени. Читатель спросит, с чего вдруг такие выводы? Обосную. Смотрите, при среднем 12-часовом рабочем дне у кадрового военнослужащего остаётся час-полтора на дорогу домой, ещё столько же уходит на приём пищи, ещё около часа — на умыться-побриться. Итого в сутки 14-15 часов на службу и подготовку к ней. Остаётся 9-10 часов на сон, который после 14 часов на ногах будет гарантированно крепким. Речь про общение с семьёй вести просто не стоит. Времени на интеллектуальное развитие и культурное просвещение, как видим тоже нет. В распорядке современного военнослужащего предусмотрено только время на поспать и пожрать. И не дай боже, если руководство ещё придумает по три раза в неделю проводить утреннюю физическую зарядку! Тогда продолжительность рабочего времени увеличиваем на 3 часа.

Последние несколько месяцев я вёл личный учет регламента служебного времени. Не для командования и не для суток к отпуску — их никто не предоставит, а для статистики. Потому что до того момента, пока я не попал в современную армию, у меня было время и на семью, и на учёбу, и на друзей. Постоянный мой читатель не даст соврать — публикации «Глазами офицера» выходили еженедельно, по две-три статьи. Сейчас же, когда моя средняя переработка составила 55 дней за 5 месяцев, я едва успеваю поддерживать работоспособность сайта.

Поэтому, когда в средствах массовой информации была опубликована статья под названием «Рабы в погонах» — о том, почему в армии работают по 15 часов и не видят отпуска, я просто не поверил своим ушам и глазам. Ведь буквально накануне я опубликовал заметку под названием «Ты что, устал что ли? Нафига тебе отпуск?» Недаром ещё шорох прошёл по нашему учебному центру, мол, за регламент служебного времени военнослужащих ни с того, ни с сего взялись. А три дня спустя пришёл на службу, и сослуживцы рассказали о том, что наконец-то в центральных СМИ дали огласку регулярным фактам нарушения регламента служебного времени.

«Рабы в погонах» — это победа! Пусть маленькая и ненадолго, но она того стоит — послужить и пожить хотя бы пару месяцев в нормальном режиме.

Завершая публикацию, я отмечу, что упомянутую выше пирамиду потребностей Маслоу изучают на всех курсах социологии, где проходят обучение офицеры по организации морально-психологического обеспечения — бывшие замполиты, а ныне заместители командиров по работе с личным составом. Не ясно правда, для чего изучают. К сожалению, сегодня замполиты превратились в овощи, в такие же бесправные существа, с попустительства и с молчаливого согласия, а зачастую — и по требованию которых, нарушаются оставшиеся у военнослужащих права. А ведь именно эти люди призваны организовывать воспитательную работу и социальную защиту, задавая и подсказывая командирам вектор развития подчинённых в «пирамиде потребностей». Потому что ни скорая пенсия, ни долгожданная квартира в средней полосе центральной части России, заработать которые надеются 100% кадровых военнослужащих, не смогут и не должны подменять заботу о правах служивых. Тем более, что это закреплённая федеральным законом норма, а не работа, которую должны проводить командиры и начальники. Да и денежные оклады у военнослужащих, как я замечу, не самые высокие. Многие офицеры и контрактники сейчас живут от зарплаты до зарплаты, выгребая с банковской карточки всё до рубля и занимая в долг. А если вдобавок ко всему в скором времени будет одобрен проект федерального закона об увеличении нижнего предела выслуги лет для назначения военной пенсии, который чиновники стараются протащить, начнётся кадровый отток из армии. Ведь срок военного рабства увеличится с 20 до 25 лет. А кому оно нужно? Правильно, никому. Даже тем, кто любит Родину.

praestes

Предыдущий выпуск: Следующий выпуск:
Смотрите другие выпуски в рубрике "Ватники"
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Свежие публикации
Про инициативу в армии
Рабы в погонах
Военное рабство на добровольных началах
HashFlare
HashFlare
 Комментарии читателей
HashFlare
Яндекс.Метрика
© 2012-2017, Глазами офицера  ·  2011-2017, WPcore - разработка и обслуживание сайтов  ·  2011-2017, Coopertino - хостинг на SSD, домены и серверы Наверх