Белая Книга нарушений прав человека на Украине | Глазами офицера - Защитник - Новости политики и бизнеса

belaya_kniga_ukrainy_pervaya_chast-2762759   На чтение этой публикации уйдёт не более 15 мин

Полученные в рамках проекта «Общественное расследование нарушения прав человека на Украине», реализуемого НКО «Фонд исследования проблем демократии» [2], свидетельства позволяют четко идентифицировать наличие среди участников «Евромайдана» большой и постоянно действующей группы активистов-боевиков численностью до нескольких тысяч человек, которая организовывала нападения, обстрелы, избиения и убийства сотрудников правоохранительных органов, диссидентов (участников митингов с политической позицией, не совпадающей с «Майданом»), захваты государственных зданий и т.д.

[Примечание 2]: В рамках проекта с 21 ноября 2013 г. ведется опрос свидетелей и мониторинг нарушения прав человека на Украине. По состоянию на 20 марта опрошены более 120 свидетелей, включая 50 участников и сторонников «Евромайдана», 30 сотрудников милиции и других правоохранительных органов Украины, а также политиков и народных депутатов Украины, журналистов, политологов и представителей НКО. Опрос сторонников «Евромайдана» проводился преимущественно на самом Майдане и в захваченных зданиях в период с 21 ноября 2013 г. по 22 февраля 2014 г.

Для этой группы был характерен высокий уровень оснащения огнестрельным и холодным оружием, различными спецсредствами (гранаты, газ и т.д.) и средствами радиосвязи, индивидуальной защиты (армейские и служебные бронежилеты и шлемы, щиты, наколенники и налокотники, маски, респираторы, противогазы и т.д.), владение специфическими тактическими приемами групповых действий, посменная работа с организацией отдыха старых и подхода свежих резервов, организация мелкосерийного производства самодельных взрывчатых устройств и наличие системы обучения других активистов.

Свидетели также отмечают высокий уровень владения участниками протестных акций навыками использования отравляющих веществ раздражающего действия, в том числе различных газов неизвестного происхождения [3], от которых не спасали штатные респираторы, которыми были оснащены правоохранительные органы, а также дыма от подожженных покрышек и дымовых шашек [4].

[Примечание 3]: Целый ряд сотрудников правоохранительных органов получили отравления от газов неизвестного происхождения и были вынуждены проходить лечение в госпитале.

[Примечание 4]: Участники «Евромайдана» на высоком уровне определяли направление ветра, наиболее эффективно размещали источники газа и дыма для достижения эффекта максимального поражения.

По мнению свидетелей, именно эта группа являлась единственной постоянно присутствовавшей и наиболее активно действовавшей на «Евромайдане» силой. При этом свидетели отмечают высокий уровень как психологической,

так и организационной поддержки этой группы со стороны других участников «евромайдана»: оправдание их насильственных и противоправных действий, участие в изготовлении «коктейлей Молотова» и самодельных взрывчатых устройств, разборе площадей и мостовых на брусчатку, доставка камней для применения против милиции, участие в провокационных действиях, поджог покрышек, укрывание активистов-боевиков в общей массе митингующих от правоохранительных органов, участие в сооружении баррикад и т.д.

Все опрошенные свидетели обратили вниманием на хорошую экипировку и подготовленность боевиков. При этом отмечается, что в самом начале событий использовались самодельные защитные приспособления — спортивная экипировка, строительные, велосипедные каски, щитки на руки и ноги. Свидетели указывают на характерные особенности самодельного вооружения боевиков — палки, дубины, топоры, которые были модернизированы для увеличения поражающего эффекта путем наваривания на них железных шипов, кусков циркулярной пилы, увеличения рукояток бытовых топоров и т.д. Широко использовалось травматическое оружие, пневматические винтовки с оптическими прицелами, переоборудованные ракетницы и т.д. На достаточно высоком уровне было организовано производство «коктейлей Молотова», в которые добавляли специальные химические компоненты, приближавшие их поражающие свойства к напалму.

После начала активной фазы действий у боевиков появились элементы штатной армейской или специальной экипировки и средств индивидуальной защиты (бронежилеты, шлемы, каски).

Сотрудники подразделения милиции специального назначения «Беркут» заявляют о высоком качестве экипировки и оснащения боевиков: «Когда мы догнали одного, он был экипирован лучше, чем мы: щит армейский 16-ти килограммовый, щитки по рукам, пластины железные от ключицы до кисти. Ноги закрыты, шлем американский толстый, у нас таких нет, этот шлем даже от пули спасет».

Военнослужащий срочной службы внутренних войск МВД Украины, получивший огнестрельное ранение ноги, отмечает: «Конечно, они были подготовлены. Обмундирование у них было лучше, чем у нас. Бронежилеты. Каски у них были, как у спецподразделений. Очень дорогостоящие».

Другой сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут» свидетельствует: «У десятников, сотников очень хорошая форма, они хорошо вооружены. У каждого гарнитура, они и направляли других против нас. Когда в нас стреляли, щиты разворачивало так, будто в нас жаканами стреляли, как в крупнорогатую дичь, вотутоварища из щита был вырван кусок размером в пять копеек. В первых рядах их по форме было видно — находились боевики в военной экипировке НАТО, наколенниках, налокотниках шлемах. Их подразделения работали на передней линии (те, кто забрасывает „коктейлями Молотова»). Выходило, грубо говоря, что сотня работала полтора-два часа активно, потом подходила другая группа, свежая. У них действовало несколько волн из таких людей с хорошей экипировкой, определенным психологическим настроем, очень агрессивным».

Тимур, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», получивший ранение руки, отмечает: «У раненных врачи НАТОвские патроны в теле находили. У нас сейчас парень один уехал, у него, вроде как, 5,56 мм — патрон НАТО извлекли из легкого. А стреляли в нас очень интересно. Чтобы репортеры не увидели, что они стреляют, они вели огонь от бедра. То есть они прикрывали курткой оружие и когда убегали, стреляли от бедра. Поэтому очень много было ранений, днем все это происходило, в обед. В ноги очень много было ранений».

Иван, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», обратил внимание на использование в интересах мятежников беспилотных летательных аппаратов: «Я два раза видел беспилотники. Контроль за ними полностью со стороны Майдана был. Я не знаю, откуда у простых граждан профессиональные БПЛА».

Александр, получивший травму сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», также подчеркивает качество экипировки боевиков, в особенности представителей «Правого сектора»: «Экипировка у них была на профессиональном уровне. Все подвозилось. Бронежилеты, бронещиты, защитная экипировка рук, ног. У них все было. Там были такие отряды, я так понимаю, „Правый сектор», который был полностью экипирован и вооружен. У них была армейская экипировка, бронежилеты, у некоторых была „песочка», как у американцев. У нас таких бронежилетов нет. Там 4-ый, 5-ый класс защиты».

Виктор, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», рассказывает: «Там все великолепно режиссировалось. Никакого сумбура, произвольных движений там не было. На Банковской 1 декабря 2013 г. все четко было. Активисты забрасывали солдат камнями, цепями. Там присутствовала и значительная часть мирных митингующих, которые активных действий не вели. Практически все активисты — это у них отлично отработано — в момент наступления, когда „Беркут» выходил вперед, тут же терялись в толпе».

Андрей, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», получивший огнестрельное ранение, указывает на координацию действий боевиков: «Как я понимаю, у них там были старшие. Потому что видно было, что некоторые люди ходят и делают какие-то знаки, координируют. Много таких случаев было. Выделялись люди в красной яркой одежде, типа горнолыжных костюмов. Я заметил, что стояли они через каждые 200-300 м в шахматном порядке. Было видно, что они становятся в „монолит» [5], но не умеют в 2-3 шеренги строиться, это мы умеем стоять на пассивном оттеснении. Вообще, их действия были похожи на французскую школу разгона митингов. Такая похожая тактика».

[Примечание 5]: Форма построения солдат подразделения внутренних войск и специальных подразделений милиции Украины.

Тимур, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», получивший травму руки [6], отмечает слаженность действий боевиков: «Они действовали слаженно. Там есть какие-то офицеры, руководители группы. Потому что видно, когда народ обычный — они как попало бегают. Они не соображают. А есть отдельные группы, которые строят „монолиты» щитами, которые передвигаются в составе группы, командой. Увидели опасность — отступают. Подготовленные люди, не месяц готовились, не два. Мне рассказывали, что они готовились чуть ли не два года. В разных местах. То, что видно сразу, это то, что люди были подготовленные, сто процентов. Даже говорить нечего».

[Примечание 6]: Сломан палец и перебито сухожилие 19 января 2014 г. на ул. Грушевского.

Иван, сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут»: «Они были подготовлены изначально, но у них не было навыков ведения самого боя. Опыта противостояния с нами. Но по мере того как развивались события, подходили люди более подготовленные. Видна тренированность. Изначально боевиков было около сотни, затем они разбивались на более мелкие группы, человек по 15, и начинали провоцировать нас, сначала в словесной форме, придирались к форменной одежде. Но потом делали более умно, пускали вперед женщин, молодежь, а сами прикрывались ими.

Таких людей было человек 10-15, беременные женщины ходили. А провокация заключалась в том, что нам боевики сферы разбивали стальной проволокой 10-12 миллиметров толщиной, порезанной на кусочки сантиметров по 15-20. Именно стекло, забрало шлема. И сразу разбивали какую-то смесь, из-за которой минут 10-15 вообще ничего не видно. После этого боевики сразу отходили, и на их место подходили женщины с детьми и начинали сказки рассказывать о том, что они мирные».

О похожей тактике вспоминал и другой сотрудник подразделения милиции специального назначения «Беркут», получивший травму головы [7]: «Я видел, как сначала приходят люди, разговаривают, поют, затем резко сменяются, и в первые ряды выходят уже люди в масках, которые начинают использовать, например, газ в больших баллонах, специальный, которого даже мы не имели в то время в подразделении. После этого появляются группы, которые пытаются прорвать строй, нападают с палками на сотрудников милиции. Как только мы идем вперед, появляются мирные демонстранты и сразу начинают исполнять гимн Украины, песни разные».

[Примечание 7]: Травма головы брусчаткой получена 18 января 2014 г. на ул. Грушевского.

Статья 19. Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Статья 10. Каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Статья 19. Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи, независимо от государственных границ, устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

Статья 9. Стороны обязуются признавать, что право любого лица, принадлежащего к национальному меньшинству, на свободу выражения мнения включает свободу придерживаться какого-либо мнения и свободу получать и обмениваться информацией или идеями на языке меньшинства без вмешательства со стороны государственной власти и независимо от границ. В рамках своих правовых систем Стороны обеспечивают, чтобы лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, не подвергались дискриминации в отношении доступа к средствам информации.

27 ноября 2013 г. в Киеве ультраправые радикалы воспрепятствовали попытке левых активистов выйти на «Евромайдан» со своими лозунгами, вырывая у них из рук плакаты и вытесняя их за пределы митинга.

28 ноября 2013 г. около 30 активистов движения «Правый сектор», применив баллончики со слезоточивым газом, атаковали акцию за права женщин, проходившую в Киеве под лозунгами «Украинским женщинам — европейскую зарплату», «Европа — это оплачиваемые декретные отпуска» и др. В результате нападения пострадали два молодых человека и одна девушка.

4 декабря 2013 г. в Киеве несколько десятков правых радикалов, сторонников ВО «Свобода», напали на известных своими левыми взглядами активистов Конфедерации свободных профсоюзов Украины (КСПУ) братьев Левиных, раздававших агитационные материалы на ул. Крещатик. Нападавшие называли профсоюзных активистов «шавками». Анатолию Левину сломали ребра, Александру Левину сломали нос и рассекли скулу, Денис Левин пострадал от применения слезоточивого газа. Кроме этого, пострадало имущество КСПУ — нападавшие ножами изрезали палатку, сломали звукоусиливающую технику и украли электрогенератор.

22 декабря 2013 г. активисты ВО «Свобода» с применением физической силы выдворили из захваченного здания Киевской городской государственной администрации журналиста Виктора Гаценко, нецензурно оскорбляя его и угрожая расправой из-за его политических взглядов. Среди выталкивавших журналиста на улицу и угрожавших ему активистов были идентифицированы заместитель главы киевского отделения ВО «Свобода» Руслан Андрейко и один из лидеров партийной студенческой организации Артем Рубан.

18 февраля 2014 г. в Киеве был убит журналист газеты «Вести» Вячеслав Веремий. Неизвестные в масках с битами и огнестрельным оружием напали на такси, в котором он и его коллега по работе IT-специалист Алексей Лымаренко возвращались домой. Их и водителя вытащили из машины и жестоко избили. А. Лымаренко изуродовали лицо, а В. Веремий получил пулевое ранение в грудь, от которого вскоре умер.

По заявлению Союза журналистов Украины, нарушения прав работников СМИ в ходе «революционных событий» были беспрецедентными. Один журналист (В. Веремий) был убит, 167 сотрудников СМИ были ранены, десятки подверглись разного рода нападениям. Наличие редакционного удостоверения или надписи «пресса» на одежде не спасали от нападений и уничтожения профессиональной техники.

20 февраля 2014 г. доктор наук, профессор кафедры славянской филологии Национального университета имени Т.Г. Шевченко П. Прудяков дал интервью одному из российских телеканалов, после чего ему по инициативе ректора университета было предложено немедленно написать заявление об увольнении из университета. П. Прудяков отказался. На него было оказано беспрецедентное давление, включая угрозу увольнения по статье «Грубое нарушение трудовой дисциплины». Студентов филфака призывали написать коллективное обличительное письмо (студенты категорически отказались это делать). Несколько раз П. Прудякова склоняли к уходу из университета на внеочередных экстренных заседаниях кафедры, хотя ученый является одним из ведущих в мире специалистов в своей области.

27 февраля 2014 г. директор украинского информационного агентства «Голос1)А» Оксана Ващенко обратилась к действующим силовым структурам Украины с просьбой предотвратить возможный захват офиса данного агентства и защитить его журналистов от посягательства экстремистских организаций. Однако в начале марта 2014 г. офис информагентства «Голос1)А» был захвачен боевиками «Правого сектора». Основная часть сотрудников была вынуждена уйти в отпуск за свой счет, меньшая часть переехала в другое помещение, сохраняя все меры конспирации. Ультранационалисты обвинили руководство агентства в «искажении информации о народной революции».

28 февраля 2014 г. украинская телеведущая В. Сюмар была назначена заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины. Свою деятельность в новом качестве она сразу начала с оказания грубого давления на государственные центральные телеканалы Украины — по сути ввела цензуру. В частности, руководству УТР (второй государственный канал, осуществляет иновещание) в ультимативной форме было заявлено о необходимости перейти в режим «контрпропаганды». В. Сюмар подчеркнула, что «телеканал недостаточно ведет контрпропаганду против России». В результате УТР был переориентирован на англоязычное вещание с привлечением одиозных антироссийских спикеров. Аналогичные процессы характерны для редакций Национального радио Украины.

5 марта 2014 г. в центре Киева на Майдане радикалы схватили и затащили в палатку напротив Дома профсоюзов репортера информационного агентства «Навигатор» С. Рулева, который приехал на площадь для съемки репортажа об антивоенном митинге. Журналист был жестоко избит, у него отобрали документы, телефон и фотоаппарат. Поводом для агрессии послужило то, что ранее С. Рулев готовил репортажи о сотрудниках «Беркута».

6 марта 2014 г. в Донецке Службой безопасности Украины арестован и отправлен в Киев избранный в ходе народного схода 1 марта 2014 г. народным губернатором Донецкой области гражданский активист Павел Губарев, выступавший за непризнание пришедшей в результате государственного переворота новой киевской власти и проведение референдума о дальнейшей судьбе Донбасса.

8 марта 2014 г. милиция Днепропетровска задержала 7 российских журналистов, мотивируя свои действия тем, что россиян якобы интересовали только «отдельные провокационные сюжеты».

10 марта 2014 г. народный депутат Верховной Рады и лидер Радикальной партии Украины О. Ляшко с группой подельников избил депутата Луганского областного совета, руководителя общественной организации «Молодая гвардия» Арсена Клинчаева, выступающего за федерализацию Украины и придание русскому языку статуса государственного. Избиение происходило в кабинете начальника УМВД по Луганской области В. Гуславского и при его полном попустительстве. Угрожая расправой, А. Клинчаеву запретили участвовать в пророссийских акциях и высказывать на них свою позицию. В то же день А. Клинчаев был арестован сотрудниками службы безопасности Украины и отправлен в Киев.

11 марта 2014 г. взятый под контроль «новыми властями» Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания потребовал от провайдеров до 19:00 прекратить ретрансляцию в своих сетях передач российских телеканалов «Вести», «Россия 24», «Первый канал», «РТР Планета», «НТВ — Мир».

11 марта 2014 г. Киевский суд поместил под домашний арест бывшего главу Харьковской областной госадминистрации М. Добкина. В конце февраля 2014 г. М. Добкин подал в отставку, чтобы принять участие в президентских выборах 25 мая. На посту губернатора области он жестко критиковал сторонников «Евромайдана».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

От admin