Россия после реформы здравоохранения (заметки врача)

 10.08.2015  26.05.2019

Рубрика:

События
Россия после реформы здравоохранения (заметки врача)
  На чтение этой публикации уйдёт не более 16 мин

Я работаю в плановой хирургии, у меня нагрузка большая, но мне она нравится. В экстренной хирургии нагрузка бывает довольно серьёзной. После череды увольнений бывали ситуации, когда врачам приходилось выбирать, кого спасать. Например, на дежурстве было два анестезиолога, а остался один. Поступает четыре травмы, которые требуют операций. Анестезиолог может сделать два наркоза: за двумя столами ещё можно следить, а за тремя уже нельзя. И вот он выбирает, кто остаётся ждать операции до утра и с высокой долей вероятности умрёт, а кто должен жить.

Думаю, медицинские чиновники в курсе этой ситуации, но, скорее всего, это лучшее, что может быть сейчас. Нельзя сказать, что они совсем ничего не делают, просто исходят из реалий, а реалии драматичны.

В России некоторые врачи занимают свою должность дольше, чем надо, потому что нормальной пенсии нет и им надо зарабатывать

Об операциях, которые делают пожилые врачи

В России некоторые врачи занимают свою должность дольше, чем надо, потому что нормальной пенсии нет и им надо зарабатывать. Хотя мотивация хирурга, конечно, не только в этом, — но и в получении «божественных» функций во время операции.

В мире не так много, скажем, нейрохирургов, которые работают после 65 лет. В этом возрасте они с огромным удовольствием прекращают оперировать, потому что понимают, что делают это хуже, чем молодые: руки не те. И спокойно едут пить «Секс на пляже» на своей вилле. У наших врачей таких вилл нет. Я знаю хирургов, которых буквально заносят в операционную, потому что они уже ходить не могут.

О пациентах, которые лечат сами себя

У пациента в нашей системе здравоохранения есть несколько выходов. Первый — на всё забить и умереть. Например, он приходит к врачу с болезнью Паркинсона, а его лечат не тем препаратом. Больной в какой-то момент обездвиживается и умирает. Или у человека инфаркт миокарда, но его врач не знает, что нужна вторичная профилактика аспирином. У нас огромная часть людей умирает от повторных инфарктов, потому что врач не в курсе, что надо назначить ацетилсалициловую кислоту.

Второй выход, для живучих — искать альтернативные пути. Если у человека есть деньги, он идёт в частную клинику. И хотя никаких гарантий там нет, человеку обеспечат хотя бы минимум. Ещё один вариант — пробиться в стационар. Именно там работают наиболее квалифицированные врачи, которые сталкиваются со сложными случаями и вынуждены заниматься сложной дифференциальной диагностикой.

Недавно у меня был больной с гнойным спондилодисцитом. Страшная болезнь, смертность — 30–40 %. Всё началось с того, что у больного поднялась температура. Приехала неотложка, врачи измерили температуру и отправили в поликлинику. Человек пожилой, живёт с супругой, в поликлинику пойти не смог. На следующий день у него температура 42, снова позвонили в скорую, но там посоветовали вызвать врача на дом. Пришёл терапевт и предположил, что у больного, наверное, пневмония или пиелонефрит, выписал антибиотики и жаропонижающее и сказал, что госпитализировать не может, потому что это просто температура. Полтора месяца человек болел и не умирал.

В итоге бабушка просто загуглила симптомы и поняла, что у мужа спондилодисцит. Тогда она нашла в интернете способы лечения, купила в аптеке антибиотики, которые проникают в кость, и начала самостоятельное лечение. После у больного случился тромбоз глубоких вен голени, но она снова стала гуглить и нашла необходимый препарат. Так бабушка полгода лечила своего мужа и, что самое смешное, вылечила его. Ко мне она пришла, чтобы спросить, где пройти реабилитацию. Фактически человек заменил собой всю систему, которая построена ради него.

Из этой ситуации можно сделать такой вывод: в неотложке должны быть хорошие диагносты и не должно быть формального отношения. А это значит, что врач не должен работать вопреки.

О политике государства

Я, конечно, не считаю, что у власти находятся кровожадные маньяки, но иногда мне кажется, что чиновники делают ставку на заболевания, после которых можно поправиться. Например, в России удаётся наладить систему сосудистых центров. Качество помощи больным с инфарктом миокарда или с инсультом в Москве отстаёт от других городов мира, но оно драматически уменьшилось за последние годы. Почему? Через два-три месяца после инфаркта человек может работать, платить налоги и голосовать. С этим же связана система помощи на дорогах: в стране создали сеть децентрализованных больниц, которые быстро эвакуируют пострадавших. Иначе они истекут кровью, а так ты их вылечил, и они дальше платят налоги.

В то же время у нас есть люди, для которых ничего не меняется, — неизлечимо больные, пациенты, которые нуждаются в паллиативной помощи, и онкобольные, которым нужно обезболивающее. То есть власти делают вид, что сейчас всё улучшат, потому что очередной генерал застрелился от рака, но плевать все на него хотели. По этой же причине не делают ничего для адаптации инвалидов детства, система к ним повёрнута спиной. На основании этого можно предположить, что власть разделила людей на тех, кто ей нужен, и тех, кто нет.

О ситуации в регионах

За последние годы было несколько программ модернизации оборудования. Они вдохнули что-то свежее в региональную медицину, но сейчас этого нет. Денег в провинции платят мало, работа тяжёлая. Часто не хватает медикаментов и врачей. Огромную территорию может обслуживать один хирург. Врач приехал после института в родной посёлок, у него есть 10 учебников, и он делает всё: роды, кесарево, трепанации, аппендициты, опухоли. Он же животных оперирует. С коровой, например, случился заворот кишок — открыл книгу, почитал, где у неё что находится. Человека разрезает, что, корову не разрежет?

Ехать работать в отдалённые регионы не хочет никто: мало денег, нет леваков, часто врачам приходится жить натуральным хозяйством. Да что работать, там вообще люди не очень хотят жить. Несколько моих знакомых стали жертвами проекта по направлению медиков в отдалённые пункты. Врач уезжал в маленький город, а для жизни ему давали подъёмные деньги, 3 миллиона рублей. Взамен пять или семь лет он должен был там отработать. Многие на это купились, а потом сожалели.

Об инфаркте как главной причине смертности

Инфаркт — главная причина смертности в России и мире. Люди же должны от чего-то умирать. Например, черепахи умирают от гепаторенального синдрома, у них отказывают почки и печень одновременно. А слоны умирают от голода, потому что у них высокая продолжительность жизни, в процессе которой стираются резцы. Животные просто утрачивают способность эффективно перематывать пищу. А грыжи дисков, которые я оперирую, встречаются у людей так же часто, как у кенгуру и у такс, а больше ни у кого из животных их не бывает. У человека сердечно-сосудистая система — слабое звено, и она становится всё более слабой, потому что люди меньше двигаются и больше едят некачественную пищу.

Если говорить о медицинских причинах высокой смертности от инфарктов, то стоит отметить неправильную помощь после приступа. Люди, пережившие инфаркт, не получают простых препаратов, которые снижают риск повторного приступа. Обидно это констатировать, потому что за рубежом десятки тысяч врачей и пациентов рисковали, чтобы внедрить новый метод лечения, а в России человеку, выписавшемуся из больницы, дают нитроглицерин, как в 1960-е годы.

Ещё одна проблема — несвоевременные операции. В огромном числе случаев можно сделать профилактическую операцию, стентирование коронарных артерий. У человека, например, приступы стенокардии — после того как он пройдёт большое расстояние, у него боли в груди. Человеку делают ЭКГ и диагностируют стенокардию. Что после этого делает российский терапевт? Он даёт пациенту нитроглицерин в зубы и говорит: «Ты, дедушка, носи с собой эти таблетки и пей, когда станет плохо. И посиди, не ходи много». Нитроглицерин действительно расширяет сосуды. Пациент так и делает, а в какой-то момент умирает.

А как нужно делать? У человека нужно взять анализ крови и посмотреть холестерин и индекс атерогенности. Посмотреть по шкалам, к какой категории риска он относится. Принадлежность к определённой группе риска в совокупности с болями в груди являются показаниями к коронарографии. Человеку вводят внутривенно контрастное вещество и смотрят, как заполняются сосуды, а ещё делают УЗИ сосудов шеи. Находят бляшки в коронарных артериях и делают стентирование — под местной анестезией через бедро вводят расширяющий стент, который расширяет артерию и стабилизирует бляшку. После такой операции у пациента не будет инфаркта миокарда и инсульта и он проживёт на 15 лет дольше. Причём это будут не годы доживания, а годы нормальной жизни. Так делают везде, кроме России.

О диспансеризации и раке молочной железы

Я знаю случай, когда невролог во время диспансеризации нашёл опухоль в голове ребёнка. Он начал смотреть рефлексы мальчика, увидел, что что-то не так, посоветовал сделать МРТ, и во время исследования выявили опухоль. Больше я не припомню историй, когда диспансеризация как-то помогала. Я вообще не знаю, какого характера должна быть диспансеризация, чтобы она не была формальной (в 2013 году Минздрав запустил программу диспансеризации, на которую выделяют около 80 миллиардов рублей в год. — Прим. ред.).

В России диспансеризация похожа на требование принести справку в бассейн. Я раньше их покупал, а сейчас сам себе выписываю

В Японии чудовищные онкологические риски, это их генетическая особенность. Там рак прямой кишки встречается в 17 раз чаще, чем у европейцев. Поэтому у них очень жёсткие меры, и раз в полгода японцы проходят обследование. Пациента погружают в лёгкий наркоз, и минут 20 врачи эндоскопом залезают во все возможные отверстия. Человеку делают гастроскопию, колоноскопию, бронхоскопию, женщинам — гистероскопию, а также берут все анализы. Это жёсткая практика: когда министр транспорта вовремя не прошёл диспансеризацию, его сразу же уволили. Ни один трудоспособный японец не может избежать этого.

В России диспансеризация похожа на требование принести справку в бассейн. Я раньше их покупал, а сейчас сам себе выписываю. Даже если наступят хорошие времена и появится возможность проводить диспансеризацию нормально, потребуются огромные пропагандистские усилия. Нужно объяснить людям, что это действительно важно: не для галочки, а чтобы ты не помер. Обычно пациент идёт на приём, когда уже чувствует себя плохо. Если сделать превентивный осмотр в России обязательным, система этого не выдержит. Если вдруг нагрузка на биохимическую лабораторию больницы увеличится в 25 или 250 раз, она будет филиалом ада.

В своей ежедневной работе никаких результатов диспансеризации я не вижу. У всех своих пациентов я спрашиваю о том, какие у них были болезни и операции. Не помню, чтобы человек рассказал, что ему что-то прооперировали после осмотра во время диспансеризации. Я принимаю профилактические меры на своём уровне. Каждому пациенту я объясняю простые факторы риска. Если у человека был инфаркт, я спрашиваю, принимает ли он определённые препараты. Женщинам я между делом задаю вопрос: «Вам 53 года, вы были у маммолога?» Если нет, я объясняю, что хорошо бы, чтобы посмотрели молочную железу. Многие об этом узнают впервые.

Не так давно ко мне пришла женщина, у которой обнаружили метастаз в позвонке. Это излюбленный очаг метастазирования рака молочной железы. Молодая женщина, 45–47 лет, хорошо одетая. Я спросил её: «Массу тела потеряли?» Она ответила: «Да, десять килограммов за три месяца». — «Слабость есть?» — «Да, утомляемость, температура, на работу еле хожу». — «А на груди у вас ничего нет?» — «Ну просто какой-то прыщик». Снимает кофту, а у неё там страшная раковая опухоль с распадом, источающая гной, кровь, пахнущая гнилью. Я сдержал агрессию, но мне хотелось сказать: «Что вообще с тобой не так?» А она ответила: «Ну это же прыщик, я его мазал

Страницы: 1 2

Смотрите другие выпуски в рубрике "События"
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

≡  Навигация
Свежие записи
Как открыть брокерский счет
Как открыть брокерский счет
Какие вложение считаются выгодными в России? Топ-4
Какие вложение считаются выгодными в России? Топ-4
Обзор бонусов в онлайн казино F1
Обзор бонусов в онлайн казино F1
Строительство дома. Какие виды домов бывают?
Строительство дома. Какие виды домов бывают?
Бумага как лучшее решение для изготовления диффузоров
Бумага как лучшее решение для изготовления диффузоров
© 2012-2021, Защитник: военно-политический вестник
Наверх
Adblock
detector